Квартира №81 – обычная двушка в типовой многоэтажке, на окраине провинциального города. Хороша же она тем, что в ней, живём мы: я, мой муж, два наших сына и чёрная кошка – с виду обычная, но на деле совершенно особенная семья. В квартире №81 делятся секретами, совершают открытия, пекут блины, полуночничают, творят, взрослеют, мудреют, делают ошибки, любят, шутят и всегда рады гостям. Этот блог – мой, наш дом. С шумными праздниками и маленькими секретиками, наблюдениями и воспоминаниями, смехом и волнениями, вкусными ужинами и хмурыми утрами, такой, как у всех, и в то же время свой собственный…

Вряд ли в моей квартирке обитает вселенская мудрость или полезные ответы на все вопросы, но зато сюда всегда можно заглянуть на чашку чая, диафильмы и гитарную музыку, поделиться сокровенным, улыбнуться забавной истории из школьной жизни, вспомнить себя в детстве, помечтать, поболтать, почитать. Наша дверь никогда не заперта, заходите в гости))

пятница, 8 июля 2016 г.

Влюблён не по собственному желанию 

У нас новая драма. Мой сын стал заложником влюблённых в него девочек. Я такого ещё не встречала: он страдает от неразделённой любви к нему! То есть девочка, которой он нравится, но которая не шибко нравится ему, страдает так, что сын чувствует себя виноватым и страдает не чуть не меньше! Иногда, в порыве жалости, он демонстрирует ответное расположение, чем замыкает круг и усугубляет положение. И больше всего его бесит, что он не может проконтролировать сферу чувств.
- Ну почему, почему  нельзя повлиять на свои чувства?! – переживает ребёнок, оказавшись в любовном многоугольнике.
По его мнению, все эти влюблённости очень сильно осложняют жизнь, портят отношения (ведь они прекрасно общались с этой девочкой, пока она не начала вызывать его на взаимность), и, главное, забирают твоё драгоценное время.
- Мы гуляли сегодня с мальчишками, - жалуется ребёнок, - а потом пришли девчонки, и завели: кто тебе нравится, да с кем ты хочешь дружить… В итоге мы потратили на это все два часа! Это вместо того, чтобы болтать и играть! Зачем только я гулять выходил?!
То есть пока девочки видят смысл своей жизни в симпатиях и построении каких-то отношений, мальчики воспринимают их как проблему и помеху. Подозреваю, что с возрастом мало что меняется)) Вообще, наблюдая за мальчиками, я очень много понимаю в мужчинах. Сейчас, когда дети пребывают в возрасте совсем юных подростков, они такие открытые, очевидные, инстинктивные, что, глядя на них, можно препарировать человеческие чувства, как под микроскопом. Девчонки так неумело маскируют свои влюблённости, так наивно демонстрируют свою просыпающуюся женственность! А мальчики так откровенно недоумевают: чего же хотят от них девочки?!?! И зачем вообще все эти сложности, когда в жизни и так столько дел и занятий?!
Пришёл опять в плохом настроении.
- Что? – спрашиваю.
- Да блин, девочки накрасили волосы и давай меня спрашивать, как мне. Ну я и сказал честно, что мне не нравится. А Маша заплакала.
На другой день история повторяется.
- Да блин, Маша сделала причёску, спросила меня как. Ну, я и сказал, что мне не нравится. А она заплакала!
- Слушай, - говорю, - ну есть же много всяких вариантов, не бить в лоб, можно же сказать: «интересно», «тебе идёт», «ново», «оригинально», да мало ли!
- Мама, дело в том, что мне вообще не нравится Маша. С любой причёской.
Думаю, Маша тут бы просто облилась слезами.
Но! Но!!! Настоящая катастрофа случается тогда, когда рядом с любой влюблённой девочкой образуется капитальная группа поддержки из сочувствующих, так же влюблённых и просто любопытствующих девочек. А она образуется обязательно! И на мальчика начинает оказываться серьёзное давление! Думаю, здесь бы спасовал и более опытный и подросший мальчик, а не только 11-летний человек, которого очень волнует вопрос, как построить шалаш в деревне, и очень мало – кому он там нравится.
Если бы я сама не была девочкой, я бы не так ужасалась масштабами катастрофы. Но я была девочкой. И у нас была очень лихая группа поддержки друг друга в наших несчастных любовях. Помню, чтобы побольше достать объекты нашей любви (которые учились в старшем классе и были недоступны в повседневной жизни), мы с подружками вообще пошли на преступление! Проникли в учительскую и похитили их классный журнал!  После, спрятавшись в женской раздевалке спортзала, мы дрожащими  руками списывали домашние адреса несчастных, имена-отчества их родителей и даже, зачем-то, оценки. Потом мы дружно ходили под балконы наших избранников, писали им любовные письма, караулили их мам и пап, гадали, что у них будет на ужин по набору продуктов в авоське, дружились с младшими братьями-сёстрами, писали на стенах подъездов и гаражей масштабные лозунги и, подозреваю, попортили им и их домашним много крови. Чего мы хотели добиться - сейчас мне не совсем ясно припоминается. Но процесс был ух какой захватывающий!
Муж мой, как очевидно, был мальчиком, поэтому он с трудом вспоминает какую-то там девочку, которая почему-то с ним ходила и что-то там ему рассказывала.  Думаю, его голова тоже была забита чертежами шалаша и он пропустил массу интересного. Поэтому его просто ставит в ступор девичья команда, образовавшаяся вокруг его сына. Команда активная, многочисленная и настырная. Правда, после моего рассказа о похищении классного журнала, он немного отпых. Хотя, боюсь, посмотрел на меня новыми глазами…
Сына же мои доводы не берут. Он просто не хочет, чтобы Маша плакала. Ради этого он был бы готов сделать так, чтобы она ему тоже понравилась. Но это у него не выходит. От этого он расстраивается и страдает. А ещё больше страдает от того, что всё это появилось в его жизни против его воли. У него лего, и шалаш, и книга, которую он пишет, и лагерь, и каникулы. Ему жаль тратить свою жизнь на какие-то там отношения. Он, наивный, полагает, что если бы он ответил Маше взаимностью, то проблема бы была решена, и он снова мог бы с чистой и спокойной совестью заняться своими мега-интересными делами… 

- Ха-ха-ха, - скажем тут мы, девочки.