Квартира №81 – обычная двушка в типовой многоэтажке, на окраине провинциального города. Хороша же она тем, что в ней, живём мы: я, мой муж, два наших сына и чёрная кошка – с виду обычная, но на деле совершенно особенная семья. В квартире №81 делятся секретами, совершают открытия, пекут блины, полуночничают, творят, взрослеют, мудреют, делают ошибки, любят, шутят и всегда рады гостям. Этот блог – мой, наш дом. С шумными праздниками и маленькими секретиками, наблюдениями и воспоминаниями, смехом и волнениями, вкусными ужинами и хмурыми утрами, такой, как у всех, и в то же время свой собственный…

Вряд ли в моей квартирке обитает вселенская мудрость или полезные ответы на все вопросы, но зато сюда всегда можно заглянуть на чашку чая, диафильмы и гитарную музыку, поделиться сокровенным, улыбнуться забавной истории из школьной жизни, вспомнить себя в детстве, помечтать, поболтать, почитать. Наша дверь никогда не заперта, заходите в гости))

понедельник, 12 сентября 2016 г.

Как я провёл этим летом

Об этом я и мечтать не могла… Чтобы я, мать двоих детей, одному из которых едва четыре, отправилась в такое путешествие – на далёкий север, в настоящий водный поход, в дикий край озёр и рек, нестабильной погоды, порогов,  скал, при отсутствия телефонии, интернета, удобств… Но как я об этом мечтала!
Моя первая Карелия случилась, когда мне было 19 лет. И навсегда осталась в моей памяти каким-то волшебным временем, всполохи которого нагоняли меня периодически ощущениями необычайной красоты и полного счастья. Но одно дело рвануть в поход на две-три недели одинокой, молодой, готовой к любым невзгодам и приключениям студенткой, и совсем другое – потрёпанной жизнью матерью двоих малолетних мальчиков…  
В общем, когда поход в Карелию замаячил для нас реальной перспективой этим летом, я стала собираться, несмотря на все обуревавшие меня страхи. Но, даже завязывая упакованные рюкзаки, меня не покидало ощущение, что этого не может быть, потому что просто этого быть не может! Двое детей! Одному четыре ещё не стукнуло! Три недели без дома! Без возможности метнуться в больницу, засадить за мультфильмы, отмыть в ванной, высушить на батарее, да даже просто позвонить по телефону… Ну, мамочки-параноики меня понимают… Я даже посидела на дорожку и перекрестилась в дверях на выходе из квартиры. Куда я прусь?!

Ехали мы своей компаний, без всяких там турклубов и официальных оформлений похода. До реки Кереть на машинах три дня в одну сторону(в количестве трёх штук: микроавтобус и две легковушки). По реке до Белого моря и по нему 170 километров – на катамаранах ( в количестве четырёх штук: два двухместынх, два четырёхместных плюс пассажиры). Туристы у нас были опытные ( чего стоит только наш прекрасный Адмирал, согласившийся взять в серьёзный карельский поход наш шумный и малодееспособный курятник), а были и начинающие. 16 человек, из них четверо детей (4, 9, 11, 12 лет). Плюс одна собака (не наша). Режима, дежурств, распорядка, строгого графика сплавов и нормы продуктов не было.

Совсем страшно мне стало, когда после довольно-таки комфортных трёх дней автомобильных переездов, наш десант выгрузился в центре Карелии. Все монатки,  за три дня расползшиеся по автомобилю, а так же разморённых дорогой детей пришлось бесцеремонно выкинуть на землю. Машины, а вместе с ними и последняя связь с внешним миром, скрылись за поворотом.
В глухом лесу, на берегу очень красивого, но очень безлюдного озера остались кучи-кучи барахла! Горы продуктов, спальников, резиновых сапог, игрушек, вёсел, спасжилетов на фоне приближающейся ночи и близкого дождя способны повергнуть в уныние даже того, кто много лет мечтал о Карелии. Вот тут-то я первый (и слава Богу единственный раз) подумала, не зря ли я в это ввязалась. Через час котелки мирно побулькивали на костре, дикая поляна преобразилась, превратившись в весьма уютный и обжитой лагерь, вещи разобрались по палаткам и гермешкам, счастливые дети скакали козлами по огромным валунам на берегу.
Через день палатка уже реально казалась родным домом, куда так приятно забраться после длинного дня, все вещи нашли своё место, катамараны бодро плыли по воде, легко, в отличие от байдарок, на которых я плавала раньше, преодолевая все пороги, а дети почуяли небывалую свободу. В условии белых ночей свобода оказалась круглосуточной, потому что загнать старшего сына спать даже в первом часу ночи оказалось нереальным. А как спать-то, когда в полночь солнце едва касается горизонта, по ощущениям часа четыре вечера. Ну на самом деле не хочется! Гормоны сна не вырабатываются. Фонарики заброшены на самое дно рюкзаков – читать книгу в палатке без всякого освещения можно даже в три часа ночи. На второй день я сдалась, оставляя Рому на выгуле сколько ему будет угодно. Утром помятый ребёнок последним выползал из палатки, ел кашу с закрытыми глазами, принимал душ-умывальник в хрустальной речке, после чего слегонца просыпался. Но вечером история неизменно повторялась. Думаю, эти посиделки в белых ночах останутся с ним на всю жизнь. Потому что такого странного ощущения времени не испытаешь больше нигде. Чувства, что ты вне времени. Когда смотришь на небо и вообще, то есть абсолютно, не знаешь, который час. Шесть вечера или десять?


Пороги были. Каждый день. Были прямо страшные пороги. Ну так, на мой бабский взгляд. Сидишь, и ладошки потеют, как шумит – как будто там водопад дальше. Шлемы, спасжилеты и стремена на катамаранах, чтобы не свалиться в бурлящую каменными перевалами воду,  тоже были. Несмотря на грозный шум, скорость течения, огромные валуны и высокие перепады воды, даже Петя и пёс прошли все пороги. Некоторые из них даже проспали)) Все целы и довольны, вещи не утоплены, катамараны без повреждений.





- Мам, мам, можно мне купаться в пороге? – у Ромы глаза горят и пальцы уже застёгивают спасжилет.
Мальчишки постарше забираются по берегу в верховье порога и оттуда пушечными ядрами летят по клокочущее реке, собирая попами и пятками (спасибо, что не затылками) все донные камни. Зрелище не для слабонервных!
- Мам, мам, можно мне нырять со скалы?  - каменные берега островов уходят отвесно в воду, образуя естественные трамплины.
- Мам, мам, можно я поплыву на родник?
- Мам, мам, можно мне рубить дрова?
- А прыгнуть в воду прямо с катамарана?
- А пойти на рыбалку?
- А сгущёнку?
- А сухие носки?
- А пластырь?
Когда я собиралась, я очень боялась за Петю. Я даже вынашивала коварный план оставить его в городе. Ну а как – ему 4 исполнилось в походе! Он не всё ест, он может описаться ночью, он не умеет плавать, у него любые сопли сваливаются в бронхит… Что я могу сказать по итогам – что четырёхлетка в походе куда более комфортная компания, чем 11-летний парень. Потому что в четыре года ужас как интересно ставить палатку, и собирать шишки, и есть ягоды с куста, и смотреть на костёр, и спать в спальнике. В общем, все доступные в походе развлечения доставляют массу радости. А в 11 лет уже вот вообще не хочется ставить палатку и уж тем более собирать шишки, а хочется залезть вот на тот скользкий валун (с гарантированным падением), или то дерево (с гарантированными рваными штанами), или вот этим огромным топором махать в миллиметре от своей ноги, или нырять до боли в ушах, или обожраться ягод до нездоровья… Одним словом ежесекундно проверять этот мир на прочность, а маму – на стрессоустойчивость. И, честно говоря, я прям очень от этого устала. Потому что каждый день у нас были приключения с Ромой. Каждый. Достаточно сказать, что в первую же неделю похода он сломал два огромных топора-колуна. В хлам. Чем поразил даже видавших виды туристов.  Так что кто там боится брать с собой в поход маленького ребёнка – не бойтесь! Дальше будет хуже.
Ели мы, как и положено в походе, вредно, много и не регулярно. Консервы, пакетные супы, сало, каша на сгущенке, сосачки-карамельки... В возрасте за 30 романтика такого питания заканчивается быстро. Хочется лёгкого овощного  супчика и пареной котлетки… Носилась вокруг котла, чтобы успеть отложить детям и себе кашу без сгущёнки, суп без тушёнки.
- Мама, я хочу мягкого хлебушка и молочка, - выдал мне мой маленький турист после недели на сухарях. А когда мы, наконец, отправившись в обратный путь, оказались в первом за две с лишнем недели магазине, я думала мои дети сойдут с ума. Потому что там были яблоки, и молоко, и сметана, и, о боги, мягкий ржаной хлеб… И до сих пор, поедая домашний борщец, Петя любит добавить, что вот домашнюю еду он «блюблю», а походную «не блюблю совсем».

Палатка очень быстро обрела статус дома. Устав гулять, Петя забирался в наш лёгкий домик и играл там. Или ходил в гости по другим палаткам. Костёр моментально нарастил священный ореол, потому что без него ни чай попить, ни носки посушить. Река превратилась из пейзажа в источник жизни - встань далеко от воды и даже еды не сготовишь, не говоря про руки помыть. Выехав к Белому морю, мы вполне вкусили дефицит пресной воды, таская с собой речные запасы в канистрах и собирая дождевую воду в котлы.
Наверное, такие вещи обязательно должны происходить с современным человеком, обросшим комфортом, вещами, информацией, звуками, общением, ежедневной суетой. И, надеюсь, на подкорке моих детей записалось то, как сильно они зависят от природы, погоды и собственного труда. Меня не переставало удивлять, как неприглядная, незнакомая тебе полянка через пару часов оказывалась уютным и лично твоим местом. Вот здесь домик, здесь столик, здесь ягоды, а здесь – грибы и листочки для чая. Туда – в туалет, а туда – за водой. Тут шумит пила, тут бульчит котелок, кто-то вяжет рыболовные снасти, кто-то моет посуду, кто-то чистит овощи. Не нарубил дров, не почистил картошки, не поставил палатки – нет у тебя ни еды, ни дома. И не надо это объяснять детям, это так видно, аж глаза колет. А на следующий день чик-шпык: вещи покидали на катамараны, костёр потушили, мусор собрали – и стоит себе опять та же пустая и чужая поляна. Ветер поёт в соснах, волны шуршат о скалы, стрекозы золотят воздух. И ты опять просто гость - мимоходом и на минутку, в этом мшистом, тихом, вечном царстве.
- Представляешь, - говорю, - Петруш, мы в месте, где вообще нет людей!
- Как же нет?! Есть! Мы!
Петин четвёртый день рождения мы отметили днёвкой на прекраснейшем острове, со скалой-трамплином, черничными зарослями, жарой и чистейшим небом, что в Карелии большая редкость. Туесок черники-морошки в подарок к пробуждению и торт «походный» из перемолотого печенья, ягод и сгущёнки со свечками вечером. Я не видела дня рождения круче, вот правда! Мой маленький мальчик, самый юный турист нашего похода, такой терпеливый и мужественный, со своими именинными свечами и воздушными шариками на палатке в сердце первозданной и дикой Карелии… Могу только смахивать слёзы восторга и умиления)))




Для прочих день завершился баней, которая в походе - одно из величайших удовольствий. Каменка из карельских булыжников и глыб, знойный  пар с запахами можжевельника и берёзы и густая стылая вода озера вместо бассейна, охладить жар. Бани, лучше походной, в моей жизни не будет никогда! Это я поняла ещё в своей первой Карелии.
…Мы вернулись спустя три недели, пропахшие дымом, загорелые от скупого северного солнца, солёные от Белого моря, с полными карманами карельских камней, ракушек, слюды, шишек, палок, листочков, веточек и прочих бесценных сокровищ, лёгкие от отсутствия новостей, лент соцсетей, экранов, лишнего общения, пустых дел и даже зеркал. Зато переполненные впечатлениями, эмоциями и воспоминаниями. Мы видели белые ночи, отливы и приливы, радугу через всё Белое море, щук ростом с Петю, бакланов, дожди, морских звёзд и медуз, сильные руки, человеческое терпение, помощь без просьб о ней, розовые лотосы, каменные утёсы и обрывы, янтарную морошку и сосны до неба, водовороты, волны и застывшие тишиной озёра,  кружево белого мха и многометровые колеблющиеся гирлянды водрослей… Мы видели столько красоты, мощи и покоя, что хватит на несколько лет. И единственное, чего бы я хотела после этого похода, так это только вернуться туда снова.