Квартира №81 – обычная двушка в типовой многоэтажке, на окраине провинциального города. Хороша же она тем, что в ней, живём мы: я, мой муж, два наших сына и чёрная кошка – с виду обычная, но на деле совершенно особенная семья. В квартире №81 делятся секретами, совершают открытия, пекут блины, полуночничают, творят, взрослеют, мудреют, делают ошибки, любят, шутят и всегда рады гостям. Этот блог – мой, наш дом. С шумными праздниками и маленькими секретиками, наблюдениями и воспоминаниями, смехом и волнениями, вкусными ужинами и хмурыми утрами, такой, как у всех, и в то же время свой собственный…

Вряд ли в моей квартирке обитает вселенская мудрость или полезные ответы на все вопросы, но зато сюда всегда можно заглянуть на чашку чая, диафильмы и гитарную музыку, поделиться сокровенным, улыбнуться забавной истории из школьной жизни, вспомнить себя в детстве, помечтать, поболтать, почитать. Наша дверь никогда не заперта, заходите в гости))

пятница, 19 сентября 2014 г.

100 дней лета

Ура! Мой проект,  который я готовила всё лето и часть осени готов!
…В первый же день летних каникул Рома, блаженно валяясь  на диване, спросил:
- А сколько будут длиться каникулы?
- Три месяца, - на автомате ответила я.
- Нет, сколько дней? – уточнил сын.
Стали считать.  И, учитывая то, что отпустили второклашек чуть раньше календарного лета, насчитали ровно 100 дней.
- 100 дней… - мечтательно смаковал ребёнок внушительное число.
Но я по личному опыту знаю, что каникулы тянутся долго буквально первые два дня, а потом – вжик – и пролетают, оставляя в памяти лишь вспышки самых ярких воспоминаний. А ведь через 100 дней лета – снова напряжённый учебный год…

И тогда мне пришла в голову идея, неоднократно подсмотренная мной у других – фотографировать каждый день. Не фоткать от случая к случаю, не ждать повода или события, а ловить яркие, приятные, необычные, красивые моменты ежедневно и тем самым их сохранить в памяти.  
А в конце лета устроить домашнюю экспозицию, вывесив по кадру из каждого летнего дня, и убедиться: да, лето было, длинное-длинное,  дорожное, домашнее, весёлое и будничное, вкусное и ароматное, городское, деревенское, тёплое, дождливое… 

Одним словом – разное. 
Вооружившись фотоаппаратом, мы взялись за воплощение нашего плана в жизнь.

Оказалось, что такая простая по сути идея, не так уж проста в исполнении. Во-первых, потому что пришлось привыкнуть всегда (всегда!) носить с собой фотоаппарат. 

То есть не только всегда брать его на прогулку или в гости, но и в магазин, в машину, на велосипедный выезд. 

Не забывать о нём во время купания, готовки, чтения, сна, работы. 

Во-вторых, пришлось постоянно объяснять, особенно малознакомым людям, почему их ребёнок, их дом, их быт постоянно попадает в кадр. 

В-третьих, пришлось с утра до вечера таскаться за детьми, то есть за старшим сыном, в надежде поймать какое-то новое и интересное событие, которого не было вчера и не будет завтра. А это значит – в самый неожиданный момент вторгаться в увлекательную мальчишескую игру или приятельские посиделки.

- Ты что, хочешь честно иметь фотографии каждого дня, - однажды не выдержал муж. – Думаешь, хоть кто-то так делает, без подтасовок?
- Не знаю, как все, но я хочу честно. В этом же вся соль! – откликнулась я, заполняя ежедневный дневник отснятого.

Но в середине лета мой проект всё же оказался под угрозой срыва. Дело было в деревне. Мы целыми днями торчали на улице, и фотоаппарат всегда болтался у меня на шее. И вот в один прекрасный вечер, мой младший сын, слишком увлёкшись ловлей лягушек, кувырнулся в озеро с мостков. В этот момент я поняла, что выражение «уйти камнем на дно» - никакой не образ. Камень и то дольше тонет. Сын просто булькнул и исчез под водой, не издав ни звука, ни всплеска руками.

- Мама, я только моргнул, а когда открыл глаза – ты уже прыгнула в озеро и вытащила Петю, - после описал мне события Рома.

Я моргнуть не успела. Успела подумать, что мостки высокие и с них я сына не вытащу. И о том,  какое счастье, что я так близко оказалась с ним в этот момент. И что, слава Богу, лето и вода тёплая. И о том, что фотоаппарат перекинут через плёчо – снять не успею, и придётся нырять с ним. В общем, думает человек быстрее, чем моргает.

Через секунду Рома тащил насквозь мокрого, несколько напуганного, но даже не успевшего хлебнуть воды Петю домой, а я вытряхивала воду из окунувшегося в озёро фотика. В тот момент я искренне была уверена, что  макнувшись на какую-то жалкую долю секунды в воду фотоаппарат будет жить. 

Но он решил иначе. 
Фотки с него спасти удалось, но вот делать новые он наотрез отказался.

Мало того, что я лишилась своего любимого, верного, первого зеркального фотика, с которым я столькому научилась, так я вообще осталась без какой либо возможности фотографировать.
Потому что наша старая мыльница пылилась в городской квартире, а свой новенький телефон с камерой я утопила в древне неделей раньше фотоаппарата…

Когда до меня дошёл весь смысл произошедшего, я подумывала бросить свои «100 дней». Но вспомнив, что эти фотографии нужны нам как допинг в грядущем учебном году, всё же попросила мужа привезти мне мыльницу. 

И, периодически поплёвываясь от качества снимков и скудных возможностей самого аппарата, продолжила фотографировать.
Но, так или иначе, пришлось и мне заняться подтасовками)) Хотя бы на ту неделю, которую я была вообще без камеры.  Но, даже с этими оговорками, лето было не плохим. И, главное, оно и сейчас каждым своим днём с нами. 


среда, 10 сентября 2014 г.

Ссылка в лагерь


  На финише лета дети, слетевшиеся  к школе из деревень, лагерей, с морей, дач и прочих каникул, стали сбиваться в группки. То в последние свободные деньки отмечаем день рождения «летнего» одноклассника, то просто встречаемся с друзьями, которых не видели всё лето: дети с друзьями, а родители с родителями. И новостей, новостей-то у всех!!!
  - Мы в этом году Артёма первый раз в лагерь отправили. Частный, между прочим! А у них там началась эпидемия какой-то кишечной палочки… И мы, мало того, что его оттуда забрали раньше, так потом ещё месяц в больнице лежали! – с места в галоп начала одна из мамочек на очередном детском дне рождения.
  - И мы были в лагере! – тут же подала голос другая родительница. – В обычном, не частном. Нам так там понравилось!!! Домики, правда, были не очень… Двери не закрывались… И туалеты на улице… Ну да Димка у меня не привередливый! А вшей мы всего за пару дней вывели!
  - Хорошо вам со вшами! Мы вот глистов наших постлагерных куда дольше лечили! – вступила в разговор ещё одна мама.
  Уф, думаю! Как же нам-то с лагерем повезло!  Мой ребёнок вернулся целый, здоровый, без всяких животных, да ещё и с хорошими воспоминаниями! Хотя, пока он отбывал свой лагерный срок, меня далеко не всегда посещали столь радужные мысли. Вернее весь оптимизм меня покинул уже на этапе сборов в лагерь.
  Настирав, нагладив, разложив по цвету, теплоте, нарядности все вещи, и даже составив опись, я вызвала сына.
  - Вот это футболки. Пять штук. Все разных цветов. Смотри! А это носки. 10 пар. Все новые, все одинаковые, чтобы можно было заменить, если один потеряешь. Смотри, пожалуйста. Трусы – много, переодевайся, будь добр!..
  Рома честно смотрел в чемодан, но явно думал не о носках, а о том, как через два часа он ОДИН (сопровождающий не в счёт) погрузится в поезд и мамин бубнёж: «рубашки на пуговицах – две штуки, ветровка тёплая– одна штука, сапоги резиновые, синие, одна пара» останется в прошлом.
  - Что ты ему барахла целый чемодан напихала?! – искренне удивился муж. – Уверяю тебя, ничего из этого он даже не достанет!
  - Как не достанет?! А если дождь и холод завернёт? А дискотеки? А бассейн? Да нет, он всё понял. Вот смотри. Рома, где лежат кроссовки?
  - Какие кроссовки? – безмятежно поинтересовался сын, с трудом сфокусировавшись на мне.
  - Что и требовалось доказать, - хмыкнул муж.
  - В чём же он будет там ходить?! – ужаснулась я.
  - Вот в этом и будет, - муж кивнул на сына, переминавшегося с ноги на ногу в спортивных штанах и футболке «на все случаи жизни» - в том, что было предложено ему для поезда.
  - Нет, нет, нет!!! – начала новый виток я, но мои возражения и перечисления многочисленных предметов гардероба (с указанием что с чем сочетается) отскочили от захлопнувшейся двери – муж увёз сына на вокзал.
  Не успел Рома доехать до лагеря, как раздался звонок.
  - Мама, я не взял медицинкий полис!!! – рыдал сын в телефон. – Меня не возьмут в лагерь!!!
  Прорвавшись сквозь рыдания, внушила, что с документами все нормально, и чтобы он голову себе этим не забивал.
  - Как дорога? Что кушаешь? – попыталась дознаться я, но сын, в секунду успокоившись, уже дал отбой.
  Следующие два дня он вообще не звонил. Слава Богу, сопровождающий вернулся и доложил, что все дети, живые и здоровые, доставлены в лагерь.
  - Мама, у меня все хорошо! Я не звонил, потому что некогда было! Мы ходили в поход! И бассейн каждый день! И еда вкусная! Что? Какие джинсы? Нет у меня никаких джинсов!!! В чём хожу? Так в трениках и хожу. Да, и на дискотеку. Зачем пижама? Мне удобно и спать в них…
  О-о-о!!! Кошмар!!! Держусь за голову, чтобы удержать волосы, ставшие дыбом.  Сын за 500 км. В трениках из поезда. Чемодан открыл один раз, чтобы найти плавки для бассейна. Ладно, хоть плавки нашёл…
  Время созвонов было строго регламентировано – дозвониться до ребёнка я не могла, потому как телефоны изымали и выдавали на 20 минут перед сном. В девять вечера я садилась рядом с телефоном и гипнотизировала его. Но и это не всегда помогало: иногда вечер в лагере затягивался, и телефоны не выдавали, а иногда выдавали, но у Ромы не было зарядки. Так что разговаривали мы с ним раз в два-три дня исключительно урывками. А ведь хотелось узнать что они там делают, как развлекаются, как он себя чувствует, с кем дружит, что кушает, как спит, не мерзнет ли, читает ли книжки, как вожатые, как палата, что с туалетом и душем, хорошо ли ему там и проч, проч, проч… Утешала себя тем, что раз не звонит – значит, всё хорошо… Но вот однажды долгожданный звонок раздался.
  - Да, всё хорошо! Просто здорово! Чувствую себя отлично! Нет, ничего не болит! С мальчиками подружился! Да, все хорошие, со всеми. Ну то есть с одним подрался…
  - Когда подрался?
  - Да ещё в начале.
  - А чего не сказал?
  - Забыл.
  - Цел хоть?
  - Да. То есть у меня синяк на носу и губа разбита. И штаны я порвал. Да, те новые. Ну он начал говорить, что у него всё лучше всех. А я сказал, что так не бывает. А он меня ударил. Ну, а я ему сдачи дал – в живот. А он заплакал и побежал к вожатым жаловаться. И меня наказали. Потому что я самый сильный. И планшет отобрали. Но потом снова разрешили играть. И с мальчиком мы потом подружились. Он нормальный оказался. Ну ладно, мам, пока, у нас телефоны забирают, - выдохнул ребёнок, оставив меня переваривать информацию. Вот и думай – что в его «хорошо» - хорошо.
  А на следующий день я едва не поседела.
  - Мам, - в голосе ребёнка свежие слёзы. – Я упал. С третьего этажа… Хнык-хнык-ы-ы-ы…
  Судорожно пытаюсь взять себя в руки:
  - Ты живой? Ты у врачей? Что болит: голова, руки, ноги?
  - Нет, я в нашей палате. Попа болит, головой не ударился.
  - Куда ты упал? Как? С балкона? Из окна?
  - С лестницы-ы-ы-ы!
  - В пролёт что ли провалился? С третьего на первый этаж  упал? – панике моей нет предела.
  - Нет, я упал с третьего этажа - на третий. Мы играли в догонялки по всему корпусу. Я был на третьем этаже, споткнулся и на попе съехал по ступенькам до лестничной площадки. Говорю же – попа болит…
  - Да у меня сердце болит теперь!!! Думай, чего говоришь! Это надо же сморозить - с третьего этажа он упал!!! Пройдёт твоя попа!
  …Из лагеря сын вернулся довольным, загорелым, чистым (спасибо бассейну ежедневному), с подарками, поделками и ворохом впечатлений. Правда без телефона, который он посеял во время обратной дороги, в разодранных сандалиях, рваных штанах, без кепки, с одним сланцем и чудом сохранившимися тремя носками. Все остальные вещи лежали в чемодане девственно чистыми, наглаженными и ни разу не тронутыми.
  - А я тебя предупреждал – не нужны ему «голубая рубашка к тёмно-синим джинсам» и «красная футболка к клетчатым шортам», - буднично констатировал муж. – Я в лагере в детстве тоже не надевал ничего из того, что мама собирала. В чём уезжал, в том и приезжал…
  Чемодан мы разобрали быстро. А вот впечатления и до сих пор выплывают в самые неожиданные моменты. В первый же вечер родителям была изложена скудная демоверсия событий  снабжённая тремя фотографиями: это наш отряд, это наши вожатые, это мой лучший друг. Ели вкусно (ты, мам, так не готовишь). Я занял первое место по бегу (вот медаль). Хочу ещё туда поехать.
  А потом слышу, рассказывает другу похабненький анекдотец по телефону! Что за анекдот, расскажи мне тоже, говорю. Ох, лучше бы не просила!!! Я думала, мой сын и слов-то таких не знает.
  - А хочешь, - говорит мне ребёнок, - я тебе и песню нашу любимую спою – про тупорылого пацана, который хотел таракана замочить?
  - Нет, спасибо, - подавившись чаем,  вежливо отказалась я.
  Через некоторое время едем мы в машине с друзьями, и слышу, на заднем сиденье Рома делится с моей подругой впечатлениями от лагеря.
  - У нас там была девочка, которая лягушек ловила и палкой их била, чтобы потом устроить похороны.
  - Надеюсь, это не твоя невеста была, - пытается отшутиться подруга.
  - Нет, у меня там невесты не было. А вот у Антона была. Они с Катей запирались в палате, когда там никого не было, и у них там был секс!!! – громоподобным шёпотом делится секретом сын.
  - Я прошу прощения, а Антону и Кате сколько лет? – уточняет моя подружка.
  - Ну, как и мне – они из нашего отряда.
  - Может Антон только так говорил, что у них был секс?
  - Нет, один раз пришли вожатые с проверкой, и мы вернулись в палату, и Антон был без рубашки. А Кате пришлось вообще под кроватью прятаться, - продолжал откровенничать сын…
  Я лишь надеюсь, что под словом «секс» сын и его 9-летние ровесники понимают всё же не совсем то, что мы, взрослые…
  …Несмотря на то, что от Роминого лагеря у меня остались весьма противоречивые ощущения, он сам полон решимости поехать туда ещё раз. И даже не раз. Так ему там понравилось! Говорит, даже ночами ему снится, что он снова в лагере… И постоянно спрашивает, отправлю ли я его туда снова.
  - Знаешь, мам, самый скучный день за всю смену у нас был в родительский день, - на днях выдал мне ребёнок.
  А мы-то, безумные, поехали за 500 км, на машине, с ночёвкой у чужих людей, с двухлетним младшим под мышкой. И всё ради нескольких часов свидания, которые оказались самыми скучными за всю смену! Ведь Ромка так переживал, что мы не приедем. Так нас ждал! И вот тебе раз…  А потом я подумала:  у него родительский день – круглый год. Ни костров с маленькую площадь, ни лодочных походов с ровесниками, ни драк, ни догонялок по лестницам, ни глупых анекдотов до полуночи, ни девочек под кроватью… Тоска…
  - Отправлю, обязательно, - отвечаю Ромке. - Ну а седые волосы придётся красить, -  добавляю я про себя…