Квартира №81 – обычная двушка в типовой многоэтажке, на окраине провинциального города. Хороша же она тем, что в ней, живём мы: я, мой муж, два наших сына и чёрная кошка – с виду обычная, но на деле совершенно особенная семья. В квартире №81 делятся секретами, совершают открытия, пекут блины, полуночничают, творят, взрослеют, мудреют, делают ошибки, любят, шутят и всегда рады гостям. Этот блог – мой, наш дом. С шумными праздниками и маленькими секретиками, наблюдениями и воспоминаниями, смехом и волнениями, вкусными ужинами и хмурыми утрами, такой, как у всех, и в то же время свой собственный…

Вряд ли в моей квартирке обитает вселенская мудрость или полезные ответы на все вопросы, но зато сюда всегда можно заглянуть на чашку чая, диафильмы и гитарную музыку, поделиться сокровенным, улыбнуться забавной истории из школьной жизни, вспомнить себя в детстве, помечтать, поболтать, почитать. Наша дверь никогда не заперта, заходите в гости))

пятница, 4 сентября 2015 г.

Облепиховые фантазии

  В нашей новой деревне неожиданно вызрел урожай облепихи. Рыжучей, колючей, кислючей. И я, впервые за последние лет 15 обдирала облепиховые кусты и чувствовала себя так, как будто этих 15 лет и не бывало... Жмурилась на солнышке, ойкала от уколов шипами, слизывала ядрёный сок с ладоней,  видела перед собой свою бабушку, в белом платочке, с чёрными от летнего солнца руками и тяжёлыми пальцами  и вспоминала свою первую в жизни поездку в Москву, случившуюся благодаря этим ягодам.
  Ежегодно конец лета становился сезоном сбора облепихи. Бабушка верила в чудодейственные свойства этой ягоды, заготавливала её, чтобы ни ягодки не пропало, а потому отправляла нас с сестрой обдирать бесконечную зелёно-оранжевую поросль в дальнем углу огорода. Вообще-то, бабушка не очень доверяла нам сбор чего-либо в своём идеальном садово-грядочном царстве, кроме колорадских жуков. Но облепиху, прочно сидящую на ветках, да ещё на очень высоких ветках, бабушкины руки собрать не могли.
  Наверное, с такими ритуалами где-нибудь на югах Франции собирают виноград. Сначала бабушка выпалывала все сорняки под облепиховыми деревьями. Потом застилала землю чистыми половиками и покрывашками, чтобы выпавшие из наших рук ягоды легко было «собрать с пола». Потом вокруг кустов устанавливались столы, на столы табуретки, а на некоторые табуретки ещё и всякие приступочки. На шею нам привязовалось по бидончику, и наш трудовой десант отправлялся штурмовать непокорные колючие кусты.
  Облепиху не соберёшь быстро, не обдерёшь горстью, не потянешь двумя пальцами. За каждой ягодкой облепихи приходилось лезть сквозь острые шипы, осторожно отщипывать её вместе с хлястиком (за этим у нас был очень строгий надзор - чтобы не мялась в бидоне и не теряла драгоценные соки), и всё это - часами балансируя на двухногом садовом столике. А да, и ещё двухвостки! Эти твари, наводящие и по сей день на меня леденящий ужас, почему-то жили на облепиховых деревьях в изобилии и в любой момент могли сигануть на руку из самой красивой и сочной кисти!
  Но вот ведь парадокс, я люблю собирать облепиху! Её единственную из всех садовых ягод! Возможно как раз благодаря элементам акробатики, не дававшим заскучать... Ну или не знаю почему...
  Есть облепиху живьём невозможно. Компоты из неё не варят. Варенье из неё так себе... Так зачем же, зачем все эти мучения, спросите вы? А вот тут начинается самое интересное: бабушка жала из облепихи сок. Без всяких там соковыжималок или даже блендеров. Сначала бабушка облепиху мыла в десяти водах (всю воду мы таскали из колодца). Потом сушила на белоснежных, отглаженных и ещё с зимы для этого припасённых полотнищах. А потом... брала чулок, закладывала в него ягоды и целыми днями жала и жала сок руками. До судорог в пальцах. До состояния пустых шкурок и косточек внутри чулка. И так, пока все-все-все ягоды не закончатся. Много суток подряд. В это время бабушка не работала на огороде, чтобы не пачкать рук и не нарушать стерильности процесса, и ходила сама не своя, поскольку мысль о вездесущих сорняках не давал ей покоя. В конце концов, сок смешивался с сахаром и отправлялся в банки без всякой термической обработки. А остатки - жмых - сушился в тенёчке для будущей переработки в облепиховое масло. Боюсь даже предположить, как это происходило...
  Вероятно, вся эта облепиховая возня настолько трудоёмка, что я ни у кого, никогда не пила ничего даже похожего на облепиховый сок. Трёхлитровые банки, цвета мандарина, доставались зимой, густой рыжий сироп разбавлялся водой, и пился всеми домашними в огромных количествах. По семейным легендам, папа мой однажды так злоупотребил этим напитком, что покрылся жуткой крапивницей и с тех пор даже вид облепихи переносит с трудом. Тем не менее, в нашей семье считалось, что ничего здоровее облепихового сока нет и любые хвори отступают чуть ли не после первого стакана.
  И вот как-то, во времена жизни нашей в общежитии, толклись у нас в гостях девчонки-подружки. Мама лепила пельмени и угощала всех худосочных, авитаминозных  детей облепиховым соком. Лепка пельмений была в разгаре, и чтобы освободить себе рабочее пространство, мама спустила поднос с первой партией  на табуретки. А на столе стояли стаканы с огненно-рыжим напитком. И вот одна из девчонок отхлебнула облепихи и обалдела:
  - Как фанта! - и от восторга приземлилась на ближайший табурет.
  - Ты что, пила фанту? – ещё больше обалдела мама. Был восход 90-ых и ни о какой фанте мы тогда ещё и слыхом не слыхивали.
  - Да, - гордо отрапортовала соседка. - В Москве!
  Фанта тогда продавалась только в столице и только на розлив, в стаканчики - из больших аппаратов, вроде как для содовой. И у мамы мгновенно заработала программа, что нас тоже надо свозить в Москву и напоить фантой. Она так увлеклась этими фантазиями, что очнулась, только долепив последний пельмень, когда уже все гости давно разбрелись по домам. Гордо взглянув на результаты своих трудов, мама чуть тоже не присела: на самом большом подносе, пристроенном на табурете,  вместо аккуратненьких пельмешек красовался большой блин из теста и мяса с отпечатком попы девочки, знающей вкус фанты. Даже вязка ёё юбки пропечаталась! И по сей день, когда мы уже давным-давно не живём в тот городе, и я забыла не то что фамилии, но имена большинства своих соседок-подружек, я помню фамилию этой девочки - Попова))
  …Отскребая погубленные пельмени в мусорку, мама просто воспламенилась идеей поехать в Москву, чтобы компенсировать хотя бы материальные потери. И буквально через пару недель мы туда и рванули. Это была первая Москва в моей жизни. Хмурая осень. Холод. Дождь. Серая, озабоченная столица. Неприветливые люди. Очень много людей. Уродские балоньевые длинные куртки. Я практически ничего и не помню из той поездки. Даже вкуса фанты, которую мы попробовали тут же на вокзале, как приехали. Помню только, что она показалась мне гораздо хуже облепихи...

  И нынче осенью, впервые за долгие лет 15, у меня дома опять стоят трёхлитровые банки цвета мандарина и уже мои дети ходят с рыжими усами, попивая этот солнечный и все такой же полезный сок. А мне, глядя на них, почему-то невероятно хочется налепить пельмений. Ну или хотя бы съездить в Москву…

Комментариев нет:

Отправить комментарий