Квартира №81 – обычная двушка в типовой многоэтажке, на окраине провинциального города. Хороша же она тем, что в ней, живём мы: я, мой муж, два наших сына и чёрная кошка – с виду обычная, но на деле совершенно особенная семья. В квартире №81 делятся секретами, совершают открытия, пекут блины, полуночничают, творят, взрослеют, мудреют, делают ошибки, любят, шутят и всегда рады гостям. Этот блог – мой, наш дом. С шумными праздниками и маленькими секретиками, наблюдениями и воспоминаниями, смехом и волнениями, вкусными ужинами и хмурыми утрами, такой, как у всех, и в то же время свой собственный…

Вряд ли в моей квартирке обитает вселенская мудрость или полезные ответы на все вопросы, но зато сюда всегда можно заглянуть на чашку чая, диафильмы и гитарную музыку, поделиться сокровенным, улыбнуться забавной истории из школьной жизни, вспомнить себя в детстве, помечтать, поболтать, почитать. Наша дверь никогда не заперта, заходите в гости))

понедельник, 14 июля 2014 г.

Безумное чаепитие

  Своей жизни без чая я не представляю. Для меня это и ритуал - посидеть с парящей чашкой без спешки и суеты, и повод испечь какое-нибудь печенье и назвать гостей, и возможность передохнуть в середине дня, и способ взбодриться хмурым утром, и просто вкус и запах – тот самый вкус крепкого, горяченного, горчащего чёрного чая.
  Вероятно, эта моя любовь передалась мне по наследству. Мой папа – страстный чаеман. Такого чая, какой пьёт мой папа, я нигде и ни у кого больше не видела. Он насыпает прямо в чашку, едва ли не до половины, заварки, заливает все это кипятком, накрывает и оставляет не меньше, чем на пять минут. В итоге в чашке оказывается гуща из чайных листьев, едва пропитанная чернущим и горькущим настоем. Вот этот-то чефир без всякого сахара и потребляет мой папа. Чай, розлитый по чашкам из заварника, и в десять раз разбавленный кипятком, а не дай Бог ещё и холодной водичкой, папа вообще за напиток не считает. Поэтому на семейных сборищах все пьют чай, как выше было описано, а папа – цедит свой настой «вырви глаз» из отдельной чашки.
Во времена моего детства такого изобилия чая и такой его доступности не было. Был один чай – со слоном. Пачечка – брикет чуть больше спичного коробка. Папе на один зуб. Чтобы не повергнуть семью в финансовый кризис из-за оптовых закупок чая на всех, мы пили чай по очереди. Буквально так: папа заваривал себе чай в большом заварочном чайнике нужной ему консистенции. Настаивал и сливал себе в бокал (пивную кружку по сути). Дальше мы снова заливали заварку оставшуюся в чайнике и пили волне себе крепкий, хоть и спитой, чай. Крепость там была такая, что «поженить» заварку можно было без ущерба вкусу несколько раз. Даже гостям предлагался именно такой вариант чая. Благо, они, вероятно, об этом не догадывались.
  Но и на этом жизнь чайных листьев в нашем доме не заканчивалась. Мама верила в их чудодейственную удобряющую силу. Поэтому, после того, как заварку несколько раз «женили», её высыпали на специальное металлическое блюдце и отправляли на батарею – сохнуть. Горки из подсохшей заварки у меня до сих пор стоят перед глазами. Потом этот ценный груз складировался в пакеты и доставлялся на огород, где чай, наконец-то, находил успокоение в земле.
  Но не вся заварка удостаивалась путешествия на природу. Папа, в отличие от мамы, не шёл столь лёгким путём. Что за интерес – посыпать грядку вываренными, потом сушёными чайными листьями!? Он создавал новое удобрение – гумус. Для этого у нас на другой батарее стоял контейнер с землёй, где жили обычные дождевые черви. (О папиной любви к тварям нашим меньшим – шестилапым, восьмилапым и вовсе безлапым - я обязательно напишу отдельный пост). Эти черви, как объяснял папа, были настоящей фабрикой по производству органического удобрения - гумуса. Проще говоря, они лопали обычную землю, а на выходе производили высококлассный чернозём, насыщенный и обогащённый чем там только можно. Ну, а чтобы червякам было не так скучно жевать пустую землю, папа приправлял её всё той же спитой заваркой. Честно говоря, не припомню, чтобы драгоценный гумус пускали по назначению. Во всяком случае, в деревню мы его точно не возили. Может, что перепадало разве что комнатным цветам. Хотя, в случае папы, я думаю, важен был сам процесс, а вовсе не результат.
  Конечно, наша семейная чайная история не отличается гурманством. Мы не пили каких-то уникальных сортов чая. У нас не было особых секретов, как заварить необыкновенный, с дополнительными привкусами, авторский чай. Никто не колдовал над чайниками, чашками, температурой воды. И все же чай занимал много места в нашей жизни, (а ещё много посуды и почти все батареи). Но главное, мы пили вкусный чай, потому что с детства знали главный секрет его приготовления, простой, как в том анекдоте: «евреи, не жалейте заварки».